Loading...

«Это – не политический вопрос». Авихай Мандельблит рассказал, что заставило его обвинить Нетаниягу


Buffer

«Это тяжелый и грустный день. Сегодня я уведомил главу правительства, Биньямина Нетаниягу, о моем решении подать в суд обвинительное заключение против него, включающее три обвинения». Этими словами начал своё выступление 21 ноября юридический советник правительства Израиля Авихай Мандельблит. "Детали" публикуют перевод его речи, с незначительными сокращениями.

Об этом сообщает http://bloggertrail.com


«День, в который юрсоветник правительства принимает решение подать обвинение против действующего премьер-министра по тяжелым преступлениям, связанным с правительственной коррупцией, тяжел и грустен для израильского общества, и для меня лично.


Все граждане Израиля, и я в том числе, видим в народных представителях, и прежде всего главе правительства, наших демократически избранных лидеров. Премьер-министр Нетаниягу – человек, наделенный правами. Мне выпала честь работать с ним, видеть большие таланты и возможности его как главы правительства. Это решение подать против него обвинительное заключение я принял с тяжелым сердцем. Но в то же время – от всего сердца. С чувством глубокой приверженности власти закона, интересам общества и гражданам государства Израиль.


Не выбирают, применять закон или нет. Это не относится к «правым» или «левым», это не вопрос политики. Это – обязанность, возложенная на нас, сотрудников правоохранительных органов, и на меня лично, стоящего во главе этой системы. Это было моей обязанностью перед гражданами Израиля, потому что общественное благо требует, чтобы мы жили в стране, где нет никого превыше закона. В стране, где подозрения на коррупцию проверяют и расследуют – ради правды, и справедливого суда, если потребуется. Это – самая что ни на есть основа власти закона в демократическом государстве. По этой причине этот день – тяжелый, то также и важный.


Отмечу несколько вещей по сути дела, об обвинениях, чтобы вкратце показать, что они в себя включают. Первое обвинение базируется на следствии по делу 4000. По этому обвинению я решил отдать главу правительства под суд по обвинению в получении взятки и нарушении общественного доверия – из-за той системы отношений, которая сложилась между главой правительства и владельцем компании Bezeq и информационного сайта Walla, Шаулем Аловичем, и его супругой.


В рамках связи, установившейся между ними, господин Алович, нуждавшийся в главе правительства для продвижения своих деловых и экономических интересов, получил от премьера и его окружения большое количество просьб и требований, относящихся к различным публикациям, частично в предвыборные периоды — и сделал все, что мог, чтобы во что бы то ни стало удовлетворить их. Речь идёт о сотнях просьб и требований. Господин Алович оказывал давление, через генерального директора сайта Walla, на редакторов и журналистов, чтобы удовлетворить требования главы правительства, и во многих случаях это принесло свои плоды.


Глава правительства взамен задействовал свои возможности, лично, и решения министерства связи, относящиеся к компании Bezeq, по нескольким центральным темам были приняты в соответствии с желаниями Аловича. Речь идёт о решениях, которые принесли Аловичу и компании Bezeq огромные суммы денег. По этому делу я решил отдать под суд по обвинению по взяточничестве также супругов Алович.


Второе обвинение относится к расследованию дела 2000. По этому обвинению решил отдать главу правительства под суд за мошенничество и нарушение общественного доверия, за ведение коррупционных переговоров, включающих предложение взятки, которое он получил от владельца группы «Йедиот Ахронот» Мони Мозеса. В ходе этих переговоров Мозес предложил полностью изменить освещение деятельности главы правительства в газете «Йедиот Ахронот» и на сайте Ynet, вплоть до «разворота судна» и «землетрясения», как он это описал – в обмен на то, что глава правительства задействует свои силы для проведения закона, который ограничит газету «Исраэль ХаЙом», что должно было принести Мозесу значительный финансовых доход.


Глава правительства не принял предложенную взятку от Мозеса, и не просил взятки, и я решил, что по этому делу он не будет обвинен в коррупции. Но он создал у Мозеса впечатление, что тот может предложить взятку главе правительства, и это даст возможность вести об этом переговоры. — когда перед премьер-министром маячили новые выборы, и ему было чрезвычайно важно гарантировать себе то, как освещается деятельность его и его семьи в этот период, чтобы защитить свой статус и силу власти от неправильного представления. По этому делу я также решил отдать под суд, по обвинению в предложении взятки, господина Нони Мозеса.


Третье обвинение основано на следствии по делу 1000. По этому делу я решил отдать главу правительства под суд по обвинению в обмане доверия. За то, что на протяжении ряда лет глава правительства и его супруга вместе получали — их систематически снабжали по налаженному каналу — коробки сигар, бутылки шампанского, стоимостью в сотни тысяч шекелей, от бизнесменов Арнона Мильчена и Джеймса Пакера. Это происходило в большинстве случаев по просьбам или требованиям главы правительства и его супруги, которые передавались обычно через помощников — бизнесменам, во многих случаях когда они не находились в стране. Параллельно глава правительства на своей должности действовал ради продвижения значительных финансовых и личных интересов господина Мильчена.


Решение о подаче обвинительного заключения по трем этим обвинениям против главы правительства принято мной исключительно по профессиональным соображениям, в соответствии с законом. Ничто другое не повлияло на меня.


Тут уместно коснуться кратко выпадов, многочисленных и тревожащих, которые были осуществлены в последнее время, вплоть до серьёзных угроз, против лиц, занимающих ответственные посты в правоохранительных органах. Мы слышали выражения, неприемлемые для общественного дискурса. Такая дискуссия опасна. Такая дискуссия – это игра с огнем. Нужно остановить это. Я обращаюсь ко всем, и в первую очередь к представителям государства: нужно прекратить эти грубые нападки, в первую очередь на сотрудников правоохранительных органов. Нужно осудить это. Объединившись вместе, мы защитим правоохранительную и судебную систему, оберегающую граждан от различных преступлений.


Можно и в самом деле критиковать и обсуждать действия правоохранителей. Только этот разговор нужно вести конструктивно и уважительно. Мы не гарантированы от ошибок, и у нас нет иммунитета от критики. Но есть большая разница между конструктивной критикой, даже глубокой, и абсолютно безосновательными теориями конспирациями. Правоохранительные органы – это государственная структура, которая всегда действует и продолжит действовать на государственном уровне и по-деловому. Мы не поддались влиянию угроз, давления, клеветы со всех сторон, и работали без страха и упрека ради интересов общества, ради власти закона.


Следствием по делам главы правительства занимались ответственно, основательно, с должной ответственностью. По делам 1000 и 2000 было открыто следствие только после предварительной проверки, которая продолжалась несколько месяцев, и когда выяснилось, что есть обоснованные подозрения на совершение преступлений главой правительства. Следствие по делу 4000 было начато, когда Управление по ценным бумагам выявило, расследуя деятельность компании Bezeq, что глава правительства мог быть замешан в нём. Расследование против главы правительства по данному делу была начато только после того, как поступила информация, однозначно позволяющая заподозрить его в совершении преступлений в данной сфере. По другим делам, в которых не проявилось достаточно подозрений в том, что глава правительства мог быть замешан в преступлениях, он не был привлечен к расследованию в качестве подозреваемого, даже несмотря на критику со стороны общества.


Сопровождая расследования по этим делам, я сосредоточился исключительно на уголовных деяниях. Не занимался ни слухами, ни мелочами. Я стремился выполнить свой долг перед законом исключительно там, где это требовалось. Расследования были профессиональными и основательными. Тут уместно отметить вклад полиции Израиля, особенно отдела расследований и разведки, руководство и следователи которого проделали огромную и хорошую работу, в поисках истины. Я пользуюсь случаем, чтобы выразить благодарность бывшему главе этого отдела Мени Ицхаки, и нынешнему его руководителя Гади Сисо, вклад которых в защиту власти закона заслуживает всяческих похвал. Я благодарю также Управление по ценным бумагам, с которым велась совместная работа по делу 4000».


Завершая выступление, Авихай Мандельблит подчеркнул, что главой правительства совершены, на его взгляд, тяжелые преступления, а обвинение во взяточничестве в деле 4000 наносит тяжелый удар по основам государственной службы. Он подчеркнул: заявления, будто если государственный служащий не получил денег, то нет и коррупции — лишено основания. Также Мандельблит напомнил, что даже после подачи обвинительного заключения глава правительства, как любой человек, все ещё невиновен. Прокуратуре ещё предстоит доказать эти обвинения в суде, и только суд может принять окончательное решение. Однако высока вероятность, что Нетаниягу будет осужден, и потому юридический советник счел своей обязанностью довести это дело до суда.


Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Томер Аппельбаум


  • Facebook
  • Facebook Messenger
  • Google+
  • VKontakte
  • Odnoklassniki
  • WhatsApp
  • Viber
  • Skype
  • Telegram
  • Twitter
  • Email
  • Buffer


Источник: “https://detaly.co.il/eto-ne-politicheskij-vopros-avihaj-mandelblit-rasskazal-chto-zastavilo-ego-obvinit-netaniyagu/”

SOCIAL NETWORK
Иследования
Обзоры
Теги
Поиск
О НАС
  • На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости строительства и недвижимости, новости туризма и новости здравоохранения.

Бизнес-планы
Go to TOP