Loading...

Золотые пирамиды Масловского

В конфликт акционеров крупной золотодобывающей компании в России Petropavlovsk включились силовики. На прошлой неделе суд на два месяца арестовал основателя золотодобытчика Павла Масловского, обвинив его в растрате и хищении. Как бизнесмен создал на базе крупного месторождения золота в России группу компаний, чьи акции торгуются на Московской и Лондонской биржах, и причем здесь финансовые пирамиды и бизнесмены из списка Forbes — разбирался журнал «Компания».

Масловский был задержан на прошлой неделе по делу о растрате не менее 95 млн рублей. По данным следствия, он похитил средства принадлежащего компании «Покровского рудника». В компании заявили, что претензии к нему у силовиков возникли из-за покупки здания в Благовещенске за 218 млн рублей. Следствие полагает, что сделка купли-продажи была проведена по завышенной цене. При этом в «Покровском руднике» уверяют, что сделка прошла по цене, адекватной рынку недвижимости в Амурской области.

Конфликт миноритариев тесно связан с историей развития самого Petropavlovsk, которая началась далеко не с покупки крупнейшего золотого месторождения страны.

Золотые горки

История Petropavlovsk началась c создания ОАО «Токур-Золото» Павлом Масловским и его отцом Алексеем в 1993 году. За счет ваучеров граждан компания получает лицензию на право разрабатывать крупное месторождение золота в РФ — «Покровское». За это право «Токур-Золото» заплатило 8,5 млрд руб.

В проекте участвовал близкий друг Масловского-младшего, гражданин Великобритании Питер Хамбро, пишет Regnum. Вместе с ним Масловский создает в Британии предприятие Zoloto Mining, в чью собственность чуть позже перешел рудник «Покровский». Позже его передали в компанию Peter Hambro Mining, оставив «Токур-золото» без основного актива, ради которого частные инвесторы приносили свои ваучеры.

По итогам 1995 года акционерное общество решило не выплачивать дивиденды, поскольку прибыль в 97,5 млн руб. направили на погашение убытков прошлых лет (общая сумма составляла 8,8 млрд руб.). На тот момент руководство «Токур-Золото» отмечало, что «финансовое положение компании представляется недостаточно устойчивым».

При этом в интервью «Коммерсанту» от 1995 года Масловский, выступавший за невыплату дивидендов, объяснял это тем, что «акции компании начали продаваться только с сентября прошлого (1994 — Прим. «Ko») года, когда уже заканчивался сезон у золотодобытчиков. Поэтому в 1993 году мы практически оперировали фондами, имевшимися до осуществления эмиссии акций. Наша прибыль составила 300%, но по отношению только к прежним вложениям. Деньги новых акционеров практически не работали». При этом он успокоил всех акционеров, призвал не создавать путчи по обмену акцию и заверил, что сертификаты голубого и сине-голубого цвета «автоматически имеют удвоенный номинал». Компания была признана банкротом в 1998 году, а в 1999 году прекратила существование. Долги покрыли инвесторов 1-й и 2-й очереди (инвалидам труда и частично другим сотрудникам). Но в этой первой истории с золотом и банкротством семье Масловских удалось уйти от внимания правоохранительных органов.

Источник «Коммерсанта» сообщал, что «Токур-Золото» «забирал все лучшее, что есть в этом золотоносном районе». Так, по его словам, компания выкупала неразведанные участки по низкой цене. «Это кажется рискованным лишь на первый взгляд: вложив средства в создание геологической концепции залегания золота в Амурской области <…> Сейчас компания (1994 год — Прим. «Ко») “Токур-Золото”, по-видимому, владеет наиболее точной геологической информацией о залежах золота, и, естественно, использует ее на все 100% для приращения активов АО». При этом, по словам Масловского, компания тратила крупные суммы на доразведку и новую разведку, а в поселок Токур прилетала геологоразведочная бригада из Канады, которая изучала Селемджинский золотоносный район.

Банковская пирамида

Павел и Алексей Масловские вместе с Питером Хамбро и бывшим совладельцем «Азбуки вкуса» Андреем Вдовиным, ранее принимавшем участие в ряде проектов Масловского, владели в общей сложности 67,58% Азиатско-тихоокеанского банка (АТБ), в отношении которого уже несколько лет введена процедура санации.

ЦБ принял меры после того, как обнаружил в АТБ продажу векселей одной из организаций, связанных с Вдовиным. Регулятор в 2018 году отмечал, что образовалась «классическая финансовая пирамида». Так, банк продавал населению векселя ООО «ФТК». На апрель 2018 года задолженность ООО «ФТК» по бумагам составляла 4,3 млрд руб., при этом сама компания обладала всеми признаками неплатежеспособности: не имея денежных поступлений, ООО «ФТК» могла расплачиваться по ранее выпущенным векселям исключительно с помощью выпуска новых векселей. Образовалась классическая финансовая пирамида, которой фактически управлял АТБ, заключил ЦБ. Регулятор назвал ООО «ФТК» было связано с финансированием проектов Андрея Вдовина.

Кроме того, Центробанк настаивал на смене акционеров. Вместо Масловских и Вдовина в список акционеров попали другие лица, среди которых — Shelmer Holding Ltd (Британские Виргинские острова, владеет 31,8% АТБ) принадлежит рижанину Максиму Чернавину, писали «Ведомости». Чернавин давал СМИ комментарии в качестве эксперта Bank M2M Europe, который работает в Латвии и принадлежал Вдовину, но в сентябре прошлого года был продан. Теперь банк переименован, он называется Signet Bank AS и принадлежит 11 акционерам. Вдовин, Масловский и Хамбро сохранили доли в банке через компанию «ППФИН регион», но она снизила участие в АТБ до 8,24%.

Проблемы у АТБ начались в конце 2016 года, когда ЦБ отозвал лицензию у дочернего «М2М прайвет банка» (его собственниками выступали, в частности Павел и Алексей Масловские). Банк специализировался на обслуживании состоятельных частных лиц и лишился лицензии из-за многочисленных финансовых нарушений. «М2М прайвет банк», по данным регулятора размещал деньги в низкокачественные активы и не создавал резервы. В связи с неудовлетворительным качеством активов банк не обеспечил своевременное исполнение обязательств перед кредиторами, отмечалось в сообщении ЦБ. И вновь для Масловских с партнерами все закончилось без судебных последствий.

Текущее состояние

Во время руководства Масловским стоимость одной акции Petropavlovsk снизилась за 10 лет почти в 100 раз, отмечает «Росбалт». Ситуацию изменил рост цен на золото. Компания не выплачивает дивиденды и имеет долги. При этом Масловский «рекордными темпами наращивал свое личное благосостояние»: дом в престижнейшем районе Лондона недалеко от Букингемского дворца, виноградники во Франции, две виллы в Италии, и личный самолет с ФИО Масловского в качестве части регистрационного знака (Embraer EMB-135BJ, регистрационный знак Т7-PAM), добавило издание.

Однако Petropavlovsk продолжал работу, несмотря на снижение капитализации и стоимости акций. Масловскому ставят в заслугу рост добычи и развитие научно-производственной базы в сложные для отрасли годы. Так, в начале 2000-х на одном из рудников группы начал работу горно-гидрометаллургический комбинат, в 2008 году был открыт Покровский горный колледж, обучающий специалистов для самой компании. Petropavlovsk инвестировал в проекты по золотодобыче, открывал новые месторождения и запускал автоклавы. Также акции золотодобытчика начали торговаться на Московской бирже.

«Ренова» Вексельберга наращивает золото

Среди акционеров Petropavlovsk в 2015 году появился Виктор Вексельберг. В начале 2000-х рост цен на золото помог компании Масловского и Хамбро стать по показателю производства золота вторым после Polyus Gold игроком на российском рынке. К концу 2014 год цены на золото значительно снизились — до 1 200 долларов за унцию при 1 700 долларах за унцию в 2012 году. Ушедший в 2011 году в Совет Федерации Масловский вернулся в Petropavlovsk и начал переговоры с кредиторами. Компания тогда реструктурировала выпуск конвертируемых еврооблигаций 2010 года на 380 млн руб. Держателями бумаг также выступали структуры «Реновы». Реструктуризация обеспечила холдинг Вексельберга 5,3% акций и 5,2% облигаций Petropavlovsk. При этом акции компании торговались на историческом минимуме, поэтому «Ренова» нарастила свою долю — к концу 2016 года у холдинга было 22,4% акций золотодобытчика. Вексельберг хотел объединить Petropavlovsk с принадлежащим ему «Золотом Камчатки», но Масловский заявлял, что сделка была невозможна, поскольку структуры Вексельберга завышали свои активы в стоимости, а Petropavlovsk «оценивали слишком дешево».

После в Petropavlovsk заявили, что намеревались выкупить у Мусы Бажаева компанию «Амур Золото» за 144 млн долларов. Согласно сделке, компания должна была получить 30% Petropavlovsk и стать крупнейшим акционером, что не устроило «Ренову» и других миноритариев. Сокращение потенциальной доли «Амурзолота» на 20% также не удовлетворило акционеров.

В 2017 году «Ренова», Sothic и M&G (втроем владели около 39% акций) выступили против переизбрания совета директоров Petropavlovsk. В новом совета кандидаты компаний заняли четыре места из шести, а Масловский, проработав еще несколько недель, решил уйти, поскольку новый совет не одобрил предложенную им стратегию развития.

Казахстанский бизнесмен Кенес Ракишев, выкупивший в конце 2017 года 22,4% акций Petropavlovsk и около 6% облигаций у «Реновы», помог Масловскому вернуться в компанию. Он рассказывал, что сделку с «Реновой» структурировал «ВТБ Капитал», который и познакомил бизнесмена с Масловским. Источник «Коммерсанта» назвал предпринимателя «дружественной к основателям Petropavlovsk фигурой». В 2018 году Ракишев сообщил акционерам, что готов снова видеть Масловского в компании.

Основатели Petropavlovsk так и не реализовали опционы на выкуп бумаг и право голоса по ним — в марте 2018-го АТБ избавился от остававшихся у него 9,11% акций. Их держателем сначала стал Credit Suisse, а после по 4,56% получили офшоры Slevin и CABS Platform. Обе компании вернули сначала Масловского в компанию, а после и остальную старую команду.

В 2019 году Ракишев продал свой пакет акций и облигаций миллиардеру Роману Троценко. Он рассказывал Forbes в конце 2019 года, что планирует консолидировать на базе Petropavlovsk небольших игроков отрасли. Но уже в феврале 2020 года продал свою долю Константину Струкову. По мнению экспертов, опрошенных тогда «Ведомостями», Троценко понимал, что компания серьезно и фундаментально недооценена и на росте ее капитализации в краткосрочной перспективе возможно заработать. Они не исключили в качестве причин ускорения продаж высокие цены на золото.

Forbes отмечает, что Масловский со Струковым знакомы давно. По словам основателя Petropavlovsk, бизнесмен ранее интересовался компанией и советовался с ним, когда основным акционером золотодобытчика еще был Ракишев. Масловский, по его воспоминаниям, ответил, что был бы рад вхождению Струкова в капитал золотодобытчика. Но вскоре между акционерами и основателем начался конфликт.

По словам Масловского, Струков объявил ему по телефону почти без аргументов, что будет голосовать против него в совете директоров. Против Масловского выступила компания Струкова, Everest и Slevin, а также акционер золотодобытчика Владислав Свиблов (за несколько дней до начала конфликта он продал большую часть своего пакета Bonum Capital, которая также является акционером Petropavlovsk).

По данным Forbes, основатели Petropavlovsk договорились со Струковым об объединении с «Южуралзолотом», но не смогли распределить роли. «Струков планировал стать главным в объединенной компании, но для Масловского это было неприемлемо», — объяснил источник издания. Фактически Масловский намеревался дальше продолжать управлять активами компании вместе с партнером Хамбро, совокупно владея лишь 1% акций, но контролируя менеджмент структур холдинга.

«Южуралзолото», наблюдая за работой менеджмента золотодобытчика, пришла к выводу, что компания заслуживает управления лучшими кадрами и новой стратегии развития с учетом интересов основных акционеров. Как заявляло большинство акционеров, это связано с неэффективностью управления и «выводом» средств с помощью офшорных структур и сомнительных операций. К аудиту сделок компании новые акционеры привлекли аудиторов компании KPMG, затем прошедшими сделками с недвижимостью заинтересовались правоохранительные органы, в результате чего Павел Масловский оказался под следствием и был арестован.

Такой же позиции придерживаются другие акционеры компании, в частности Николай Люстигер, который в течение последних двух лет представляет объединенные интересы фирм Everest и Slevin (вместе владеют около 12% Petropavlovsk). По его словам, Everest со временем убедился, что команда Масловского «не являются эффективными менеджерами XXI века». Также Everest не устраивают и операционные финансовые показатели Petropavlovsk. По его словам, «за последние пять лет компания так и не смогла сгенерировать положительный денежный поток, затраты на производство унции золота чуть ли не самые высокие в российской золотой индустрии». Люстигер отмечал, что получил в свой адрес реальные угрозы из-за конфликта в золотодобытчике, но не собирается сдаваться: «Верю, что сложившаяся ситуация поможет Petropavlovsk навсегда закрыть главу Питера (Хамбро — Прим. «Ко») и Павла (Масловского — Прим. «Ко»), и начнет писаться совершенно новая современная глава во главе с молодыми перспективными менеджерами и управленцами».

Источник: https://ko.ru/articles/zolotye-piramidy-maslovskogo/

SOCIAL NETWORK
Иследования
Обзоры
Теги
Поиск
О НАС
  • На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости строительства и недвижимости, новости туризма и новости здравоохранения.

Бизнес-планы
Go to TOP