Loading...

Страшный голод и национальный гнет на Западной Украине. Учительница штрафовала украинских школьников за употребление в школе ими родного украинского языка

В 1929 – 1933 гг. глобальный экономический кризис (т.н. Великая депрессия) охватил практически все капиталистические страны и сопровождался массовой безработицей и, следовательно, голодом, высокой смертностью населения. Пособие по безработице выдавалось изредка в ничтожно малых суммах – 1-2 долл. Всё это создало предпосылки для прихода фашистских режимов в Испании, Италии, Германии и некоторых других странах Европы. Заметим, что фашизм, как и средневековая инквизиция, возник в странах католицизма и протестантизма. Истребление народов снова шло под лозунгом «с нами бог».

Об этом сообщает Минправды


Запад Укр статьяОсобенно много материала о голоде в США, Канаде и в странах Европы размещено в американской газете «Українські Щоденні Вісті» (далее – «УЩВ», «The Ukrainian Daily News» – щоденний часопис, присвячений інтересам працюючого українського люду в Сполучених Державах (СД =САСШ = США) і Канаді, виходив щодня, крім державних свят).


В подшивке этой газеты за 1932 г., хранящейся в Национальной библиотеке США и библиотеках других стран, более 200 сообщений о голодных походах рабочих и безработных в различных штатах, более 170 – о самоубийствах в связи с кризисом, безработицей и голодом: банкиров, предпринимателей, фермеров, рабочих и безработных в Европе и США.


В отчете директора Международного Бюро Труда А.Томаса, которое являлось одним из учреждений Лиги Наций, в апреле 1932 года сообщалось, что в 1931 году в мире было 20-25 млн. безработных. «А это значит, – пишет Томас, – что 70 млн. человек были лишены средств существования («УЩВ» от 27.04.32 г.) В том числе в США голодало 25 млн. чел., в Нью-Йорке – 250 тысяч («УЩВ» от 25.08.32 г.)


В начале 1932 г. в Европе насчитывалось более 11 млн. безработных, в том числе: в Германии – 6 млн. (позже – 8 млн.), в Англии – 2,5 млн., в Италии – 1,5 млн., во Франции – 0,3 млн. человек («УЩВ» от 11.06.32 г.)


В странах капитала царили безработица и голод, повышение цен и снижение номинальной зарплаты. Рабочие и безработные, интеллигенция и крестьяне организовывали забастовки, голодные походы, требовали: «Работу! Зарплату! Хлеба!» Правительства отвечали массовыми репрессиями, направляли против них жандармов и даже регулярные войска с пулеметами. Свирепствовали суды.


Газета «УЩВ» приводит данные МОПР – ужасную статистику усиливающихся репрессий: «Если в 1925 г. численность убитых до суда составляла 9,87%, то в 1931 г. – 33,9%. За этот период намного вырос удельный вес смертных приговоров: в 1925 г. – 0,37 %, в 1931 г. – 8,4 %. Численность жертв белого террора в 1931 г. составляла 1090 тыс. человек; за период 1925-31 гг. – 3 млн.чел. («УЩВ» от 08.11.32 г.).


Запапдн украинаПравительства и пресса капиталистических стран скрывали факты голодания безработных, а тем более массовой смертности. Однако, в газетах и журналах, периодически появлялись заметки о голоде и его последствиях в странах Европы и Америки. Приведем краткий обзор прессы того времени.


Польша. Голод в Западной Украине


Берлин, 09.01.32 г., газета «Дойче Альгемайне Цейтунг»: «Трехлетний экономический кризис в стране и кабальное положение крестьянства привели к разорению и развалу польское земледелие и без того маломощное и отсталое. Недоимки по сельскому хозяйству дошли уже до 1 млрд. злотых (1 злотый – 22 коп.). Живущее под угрозой банкротства государство, безжалостно выколачивает эти недоимки из нищего крестьянства. Особенно свирепые поборы обрушиваются на украинцев и белорусов. Приезд судебного исполнителя повергает деревню в панику. Он появляется в сопровождении стражников и маклаков, описывает все мало-мальски ценное, описанное тут же продается за бесценок». По данным «УЩВ» там можно было купить корову за три доллара, коня – за 20 центов.


Польская газета «Новый час»: «На Гуцульщине число голодающих хозяйств в 1932 году достигло 88,6%. Собственность польских помещиков в эти годы достигла 37% в Станиславском воеводстве, 49% на Полесье. На помещичьих землях даже в неурожайные годы крестьяне работали за 16-й или 18-й сноп. В марте голодало полностью около 40 сел Косивского, 12 сел Наддвирнянского и 10 – Коломийского уездов». Газета отмечает: «Люди повально пухнут с голоду и умирают на ходу. Особенно лютует голод в селах – Перехреснях, Старому Гвиздцы, Островцы. Вместе с голодом быстро распространились брюшной тиф и туберкулез».


До 1929 г. на Гуцульщину для ополячивания региона было переселено из Польши 16 000 семей военных и гражданских польских колонистов. Им передано 600 тыс. гектаров гуцульской земли».


В другом номере «Нового часа» в статье «Репортаж из Гуцульщины» корреспондент пишет: «Извините, братья-гуцулы, раньше я не верил вашим рассказам об опустошенных селах «царем-голодом», но сейчас в Коломыи, я убедился сам».


Голодное население Западной Украины терпело и национальный гнет Польши: если житель Краковсого воеводства платил 30 злотых подушного налога, то житель Западной Украины – 35 злотых. Карпатские леса хищнически вырубали колонисты.


Львовские газеты сообщали, что на Прикарпатье население Западной Украины живет в жуткой нищете. В Калушском воеводстве есть села, где от голода вымирают целые семьи. После запрета польским правительством заниматься древесным промыслом в неурожайный год гуцулы не имели никаких средств существования. Правительство никакой помощи голодающим не оказывало. Люди вымирали семьями.


Американская газета «Українські щоденні вісті» детально описывает ужасы голода в Западной Украине. Приведем только некоторые: «Жахливий голод серед гірського населення» («УЩВ» від 10.04.32 р.). Описывая ужасы голода, газета называет причины: «Если три года назад, на вырубке леса лесоруб зарабатывал 6 зол, на сплаве – 8, а в городе этот лес оценивался в 70 зол., то сейчас на вырубке – 2, а в городе – 18 зол. Таких денег не хватает на питание не только семьи, а самого лесоруба. В статье «Що пишуть з Галичини» (УЩВ від 05.04.32 р.) автор письма пишет о непосильных налогах и, в связи с низкой покупательной способностью населения голодные крестьяне продают коня за 5 или 10 зол, т.е. – за полдоллара. Автор пишет, что хотел купить себе поросенка, но резать частным образом не разрешено, а чтобы зарезать, уплатить налог, получить разрешение и т.д. надо иметь большие деньги, а их нет.


В той же газете от 04.05.31 г. в статье «Украинским детям в Западной Украине запрещено говорить на украинском языке» идет речь о польской учительнице Марии Войцишальской, которая штрафует украинских школьников по 3 грош за употребление в школе ими родного украинского языка.


В статье от 05.04.32 г. «15000 детям в Закарпатье угрожает голодная смерть» излагаются заявления депутатов оппозиционных партий в чешском парламенте: «В горных округах много сел, где пища детей состоит из незначительного количества овсяного хлеба и нескольких полусгнивших картофелин. Цены на домашних животных и имущество необыкновенно низкие из-за высоких налогов: корова – 3 долл., конь – 20 центов. Чешская власть виновата перед Украинским Закарпатьем и тем, что в эту бедную провинцию, где недостаточно хлеба для полумиллионного населения, переселила 50 тысяч чешских колонистов, в основном бывших военных и госслужащих, которые с жестокостью средневековых завоевателей осуществляют там политику чехизации и экономической эксплуатации».


Как известно, Закарпатье было присоединено к УССР в 1945 г. С тех пор численность населения Закарпатской области начала быстро расти и в 1956 г. составляла 0,9 млн. человек (Ол. Диброва, География УССР, с. 130), в 1993 г. – достигла 1,28 млн. С 1995 года Закарпатье вымирает, – в 2006 году численность населения составляла уже 1,24 млн. человек.


В статье «Голодная смерть господствует в селах Гуцульщины» («УЩВ» от 16.04.32 г.) автор отмечает: «В сельских хатах лежат целые семьи, опухшие от голода. Сотни людей тиф уносит в гроб, и старых и молодых. В селе Ясеневое вечером сплошная тьма; нет ни керосина, ни спичек». В статье «Голод на Западной Украине увеличивается» («УЩВ», май 1932 г.) отмечается, что национальный гнет, погромы, карательные экспедиции, конфискация урожая уничтожают голодное Западно-украинское село. Поляки-оккупанты вырубили леса. Древесину продали по демпинговым ценам за границу. Грабительская политика поляков быстро дала результаты. Не стало лесов, реки стали ежегодно выходить из берегов. Наводнения уничтожают целые села. Со времени большого наводнения 1927 года десятки сел еще не восстановлены. Крестьяне не получили от государства никакой помощи.


В статье «Трех крестьян, 2 украинских и 1 польского происхождения, осуждено на смерть за восстание в Львовском воеводстве» («УЩВ» от 25.07.32 г.) сообщается, что против восставших крестьян польская армия использует авиацию. В статье «Украинские крестьяне в вооруженной борьбе с войском панской Польши» («УЩВ» от 23.07.32 г.) сообщается, что насчитываются десятки убитых, более тысячи раненных.


В апрельском номере газете в статье «Западно-украинское село голодает» («УЩВ», апрель 1932 г.) автор подчеркивает, что налоговый грабеж, ростовщичество, раздробленность хозяйств, отсутствие тягловой силы, землеобрабатывающих машин и инвентаря сделали сельское хозяйство Польши таким, что оно и в нормальный год не спасает от голода. В прошлый год, (1931 г.) кроме всего этого были неблагоприятные погодные условия; много хлеба погибло от паводка и градобоя – крестьяне оказались на краю бездны. В статье за 16.10.32 г. «На Западной Украине свирепствует против крестьян и рабочих террор фашистского режима» перечисляются фамилии погибших в руках полиции без суда и следствия.


Таких статей в «УЩВ» очень много. Приведем еще несколько заголовков из них: «Наводнение нанесло большой ущерб в Румынии и Югославии» (09.04.32 г.), «Голод собирает свой урожай» (11.04.32 г.), «Государство перманентного голода» (17.04.32 г.), «Катастрофическое положение в Закарпатской Украине» (05.06.32 г.), «Галицкие крестьяне бунтуют против новой панщины» (15.06.32 г.), «Крокодильи слезы польских социал-фашистов над населением Западной Украины» (08.04.32 г.), «Два письма с поля классовой борьбы в Зап. Украине». Перечень таких статей и их хронология подтверждает, что голод в Западной Украине, находившейся в составе Польши, Румынии и Чехословакии, был ужасный, и правительства этих стран ничего не сделали, чтобы помочь населению пережить его, более того, они уменьшали рабочим зарплату, повышали налоги, не оказывали медпомощи.


Находясь в составе буржуазных стран, население Западной Украины вымирало. Например, на Буковине (Черновицкая область) в 1920 г. было 812 тыс. жителей. В 1956 г. – 800 тысяч. С приходом советской власти численность населения там выросла, в 1993 г. составляла 912 тыс. С ликвидацией социализма численность населения в Черновицкой области опять упала до 905 тыс. человек (по данным 2005 года). Такое же положение и в остальных областях Западной Украины.


По данным прессы 30-х годов ХХ столетия имеются признаки геноцида в областях Западной Украины со стороны властей Польши, Румынии и Чехословакии населения Западной Украины путем создания невыносимых жизненных условий: завышения налогов; снижения зарплаты; запрета гуцулам заниматься лесным промыслом; поселения на украинские земли колонистов; рабского труда украинских детей и женщин (по 18 часов в сутки); казни борцов с голодом; репрессий против борцов с голодом; невыплаты и задержки зарплаты; запрета средств массовой информации, выступивших в защиту голодающих; выколачивания налогов с помощью армии и жандармерии; запрета украинским детям говорить на украинском языке в школах.


2


Дискриминационная политика польского правительства в отношении украинцев осуществлялась с тех самых пор, как земли Волыни и Галичины оказались в составе Польши. Главной целью этой политики была полонизация Восточной Галиции, Волыни, Холмщины, Подляшья и других польских территорий, где этнические украинцы (гуцулы, галичане) составляли значительную часть населения. Планировалось либо ассимилировать и растворить украинцев в польском народе, либо выдавить не желающих ассимилироваться за пределы страны.


Варшава сочетала военно-полицейские, культурные и экономические методы дискриминации украинского населения. Так, постоянно сокращалось количество украинских школ, из учителей более 77% составляли поляки, вся основная литература издавалась на польском языке. Спецслужбы Польши тщательно пресекали любые попытки политической самоорганизации украинцев, однако последние все равно создавали националистические группы, сразу же становившиеся объектами полицейских репрессий. Но на голод, разумеется, наибольшее влияние оказали экономические методы.


Еще в декабре 1920 года был издан специальный указ о колонизации населенных украинцами земель на востоке Польши. Согласно этому указу, предполагалось переселение на эти земли поляков, преимущественно бывших военнослужащих Войска Польского, по сути являющихся военными поселенцами. В течение 1920-1928 гг. на Волыни и Полесье поляки получили 260 тыс. га земли. На них были расселены более 20 тысяч польских военных поселенцев, которым предстояло не только заниматься сельским хозяйством, но и оберегать польские государственные интересы на восточных границах страны.


Помимо военных поселенцев, в Западную Белоруссию, Западную Украину и Восточную Литву, находившиеся под польским управлением, прибыли и 60 тысяч гражданских колонистов. Всего в течение 1920-х годов польским переселенцам было выделено 600 тысяч гектар земли. Обычно одна польская семья получала земельный надел в размере 18-24 гектара, иногда – больше, но не более 45 гектаров.


На протяжении 1919—1929 годов 77 тысяч польских осадников получили Варшава, отправляя поселенцев на восток, убивала одним ударом двух зайцев. С одной стороны, она ликвидировала социальную напряженность в самой Польше, наделяя поляков землями на востоке и снижая перенаселенность в отдельных воеводствах. С другой стороны, на границе с Советским Союзом формировался внушительный по численности слой польского населения, которому предстояло и выполнять задачу ассимиляции окружающего украинского или белорусского населения.


Между тем, Западная Украина и так была переселена, а местные крестьяне страдали от безземелья. В этих условиях появление большого количества переселенцев из Польши прямо било по экономическим интересам украинцев. Но достучаться до польского правительства было невозможно. Сами польские поселенцы демонстрировали крайнюю враждебность по отношению к украинскому населению, нередко дело доходило до бытовых конфликтов на экономической почве, а польские власти, разумеется, всегда принимали сторону этнических поляков.


Следует отметить, что далеко не все поляки занимались самостоятельной обработкой земель, многие стали сдавать ее в аренду. Безземельные украинцы лишались последних возможностей для заработка в сфере сельского хозяйства. Работы не было и в городах, да и крестьяне из глухих галицийских сел не владели должной квалификацией для работы на городских предприятиях, которых в аграрных Галиции и Волыни было и так не очень много.


Для многих жителей Галиции и Волыни единственным выходом из сложившейся ситуации стала эмиграция в страны Европы, в США и Канаду. Но уехать было легко молодым и активным людям, большинство украинцев все же оставались в своих селах. Они и составили основную часть жертв голода на контролируемых Польшей территориях.


Стоит отметить, что ничуть не легче была ситуация и в Закарпатье, которое во время описываемых событий находилось в составе Чехословакии. В отличие от польских властей, чехословацкое правительство было куда более либерально по отношению к местным закарпатским русинам, но экономическое положение последних также было крайне тяжелым.


Житель Закарпатья в интервью американскому журналисту рассказывал, что в горных округах целые семьи месяцами не видят иной еды, кроме нескольких полусгнивших картофелин и малого количества овсяного хлеба. В селах Закарпатья началась эпидемия туберкулеза и тифа, некоторые села просто вымерли.


Не лучшим было положение и в районах, оказавшихся под властью Румынии. Здесь местное славянское население сталкивалось еще и с национальным гнетом со стороны румынских властей, придерживавшихся радикальной националистической политики в отношении всех нерумынских национальных меньшинств королевства.


Среди основных причин голода в Румынии, помимо неурожая, были природные катаклизмы, например – сильные наводнения, приведшие к человеческим жертвам в Бессарабии и даже к прекращению железнодорожного сообщения между Кишиневом и Бухарестом, Буковиной и Польшей.


Советские агрономы в 1932 году писали о настоящей эпидемии ржавчины. Очагом ее возникновения стал Балканский полуостров, где в то время выдалось очень жаркое лето. С Балкан, через Румынию, эпидемия ржавчины перенеслась на Украину, в том числе в ее восточные и южные районы, а также на юг РСФСР. От ржавчины не спаслась и Центральная Европа. Так, в Германии в результате эпидемии ржавчины в некоторых землях было утрачено до 80% урожая. Это привело к серьезнейшему росту цен на хлеб и, как следствие, к росту социального недовольства. Но если в странах Западной и Центральной Европы, за счет уровня развития экономик, с последствиями неурожая еще справлялись, то в аграрных странах Восточной Европы ситуация была куда хуже.


Румынские газеты писали о настоящем голоде в Бессарабии, о голодных бунтах в Кишиневе. Так, в ноябре 1932 года цены на хлеб в Кишиневе взлетели на 100%. Для многих молдавских семей это стало сокрушительным ударом по хлипким семейным бюджетам. Сотни голодающих людей устремились на штурм пекарен, полицейские, не в силах разогнать людей, открывали огонь на поражение.


В Текиншите из местной больницы сбежали прокаженные, поскольку их не кормили целую неделю. Пациенты отправились пешком в Бухарест, но им наперерез выдвинулся отряд румынской жандармерии – власть стремилась не допустить нагнетания обстановки в столице.


Таким образом, положение крестьянского населения было бедственным и в Польше, и в Чехословакии, и в Румынии. При этом, если в Советском Союзе власть пыталась всеми силами улучшить положение населения, а у людей все же была надежда на изменение ситуации, то в перечисленных странах способов избежать нищеты и даже голодной смерти практически не было вообще. Да и местные власти проводили по отношению к украинскому населению крайне недружественную политику, в основе которой лежало стремление к полному очищению подконтрольных территорий от украинцев как таковых.


Впрочем, начало 1930-х годов очень сильно ударило по трудовому народу во всех частях света. По всему миру шли рабочие демонстрации, власти ужесточали полицейский режим, демонстрантов расстреливали из пулеметов, а инакомыслящих арестовывали и помещали в тюрьмы и концентрационные лагеря. Именно экономический кризис начала 1930-х годов стал одной из причин резкого «поправения» многих политических режимов Европы, прихода к власти в целом ряде европейских государств откровенно фашистских партий и движений.


Джерело статті: “https://operkor.wordpress.com/2020/09/02/страшный-голод-и-национальный-гнет-на/”

SOCIAL NETWORK
Иследования
Обзоры
Теги
Поиск
О НАС
  • На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости строительства и недвижимости, новости туризма и новости здравоохранения.

Бизнес-планы
Go to TOP