Loading...

Нино Сухишвили: Артистам, наверное, особенно не повезло из-за коронавируса, потому что без публики наша профессия теряет смысл

Сухишвили: Карантин вынудил нас построить сцену на улице и снимать концерты для интернета. Надеюсь, в онлайн мы сможем зарабатывать

Когда улетала из Украины, у меня было такое ощущение, что мир остановился. Такое сложно принять

– В этом году вы были вынуждены прервать гастроли ансамбля Сухишвили в Украине из-за пандемии коронавируса. Когда в марте внезапно начали закрывать границы, как вы справились с этой ситуацией?

Об этом сообщает Слон РУ

– Мы приехали в Украину в конце января и должны были выступать в разных городах до апреля. Мы, как и многие люди, сначала не восприняли угрозу, не почувствовали её. Последние пять концертов дали во дворце "Украина" в Киеве и 10 марта уехали в Сумы. Выступили там, люди пришли, все было нормально. Но 11 марта на полпути в Харьков нас остановили наши продюсеры. Они позвонили и сказали, что все залы и театры закрыты, надо возвращаться в Киев и постараться срочно вылететь в Грузию.

– Но как раз тогда уже отменялись многие рейсы.

– Нам стоило больших трудов организовать отъезд. Ведь это не шутка – вывезти более ста человек, когда все хотели вернуться домой последними рейсами. Мы, к счастью, успели. Прилетели в Грузию 16 марта, и после этого все захлопнулось.

Знаете, когда улетала из Украины, у меня было такое ощущение, что мир остановился и мы получили какую-то совсем другую реальность, что уже никогда не будет так, как раньше. Такое сложно принять. Но потом все начали стараться жить с этой проблемой: быть осторожнее, соблюдать дистанцию, мыть руки, использовать маски.


Сухишвили: Фото из личного архива
Сухишвили: Я все равно храню надежду, что хотя бы следующей весной мы снова сможем начать гастролировать. Фото из личного архива


Мы провели две недели на обсервации, а потом и в нашей стране объявили карантин. Ещё две недели был комендантский час, когда даже на машине никуда нельзя было выехать. Это тяжело психологически.

Нам всем помог интернет. Как-то общались, проводили время, выживали, учились себя немного по-другому вести, что, я считаю, неплохо. Даже без всякой пандемии мы должны соблюдать гигиену. В Грузии с этим сложно – у нас ведь в традиции большие свадьбы, пиршества, праздники. Теперь людям пришлось поменять представления о норме. Это стало для нас хорошей репетицией. XXI век, наверное, принесёт и другие проблемы, но мы уже более подготовлены.

Недавно проезжала мимо тбилисского аэропорта, загляделась и вдруг почувствовала: как же я соскучилась по самолётам!

– Вы лично как проводили время в изоляции?

– Мне неловко говорить об этом, когда во всем мире такая ужасная трагедия, так много заболевших и погибших, но я настолько была переутомлена, что первый месяц просто отдыхала. Я не помню, чтобы за последние 20 лет я так долго была дома и занималась хозяйством, кулинарией, рисованием, думала о новых проектах, строила планы и в целом спокойно проводила день. Оказалось, мне этого не хватало.

Бешеный ритм моей жизни вдруг успокоился, и я нормально перенесла первый месяц карантина. А вот потом уже стало сложнее.


Нино и Илико Сухишвили. Фото из личного архива
Нино и Илико Сухишвили. Фото из личного архива


– И чем вы спасались?

– Мы с братом Илико стали думать, как выкручиваться из этой ситуации. И тогда решили построить сцену за городом. Постепенно начали приглашать туда танцоров. Сначала только одну пару, потом две, и так группы выросли до 15–20 человек. В каком-то смысле карантин нам помог. Мы начали делать новую программу "Артефакты", имели время подумать о костюмах, о музыке.

Наверное, так и надо жить, приспосабливаться к новым условиям, быть более оптимистичными и надеяться, что это тоже пройдёт.

– И осваивать новые технологии.

– Точно. Я даже не могу сказать, как давно я думала о том, чтобы сделать онлайн-уроки грузинского танца. Нас об этом постоянно просили, но руки не доходили. Мы захотели поддержать всех, кто, как и мы, оказался заперт в доме, и выпустили урок. Для нас стало приятным сюрпризом, насколько много людей на разных континентах планеты захотели изучить грузинский танец.

Ещё мы открыли онлайн-школу, привели в порядок наши социальные сети, начали активнее там работать, создали YouTube-канал, запустили видеопортал, на котором идут стримы наших концертов. То есть у нас началось более свободное онлайн-плавание.

– Вы уже больше полугода находитесь в Грузии. Не устали от дома?

– Трудно вспомнить полгода, которые я провела бы без переездов. Мы же всё время на чемоданах. Я просто не представляю своей жизни без гастролей и путешествий. Недавно проезжала мимо тбилисского аэропорта, загляделась и вдруг почувствовала: как же я соскучилась по самолётам!

Все наши артисты скучают по гастролям и по энергетике зрительного зала. Они даже шутят, что поездка за город к открытой сцене – это маленькое путешествие, а когда мы пускаем стримы концертов в интернет, это вроде как гастроли.

– Каким образом танцоры поддерживали форму все это время?

– Мы четыре месяца были в изоляции. Периодически проводили репетиции в Zoom. В основном они сами дома занимались. Я удивилась, в какой потрясающей форме они были на первой репетиции – даже в лучшей, чем до карантина.

Все они надеются на перемены, и настрой оптимистический. Они рады, что мы уже больше месяца работаем. У нас каждый день репетиции на свежем воздухе на нашей эстраде "Такара". Артисты загорелись новой идеей, воспрянули духом. Я чувствую, что постепенно все налаживается.

– Это особенность профессии, что вы все так стойко справляетесь?

– Вы же знаете, танец даёт положительные эмоции, поэтому, я думаю, нам было проще справиться с изоляцией. Моя бабушка рассказывала, что когда она только училась и занималась балетом, думала: "Как же скучно жить тем, кто не танцует!" Мне тоже так кажется.

Поэтому каждому, кто хочет сделать свою жизнь радостнее, надо больше двигаться. Танцевать для себя. Пусть это будет дома, или во дворе, или на природе. Кто что может, как может и сколько может. Просто двигаться под музыку – это даёт энергию и ощущение счастья.

Пока ни одна страна, ни один продюсер не могут дать конкретный прогноз и сказать, когда откроются залы и театры

– Концертная деятельность – хлеб артиста. Финансово вы сильно пострадали от коронавируса?

– Да. И именно это нас вынудило построить сцену на улице и начать работать, приглашать зрителя, снимать концерты для тех, кто не может прийти. Надеемся, это улучшит нашу финансовую ситуацию, а деятельность онлайн увеличит нашу монетизацию и мы сможем зарабатывать.

Это один из выходов, которые мы нашли. Но я все равно храню надежду, что хотя бы следующей весной мы снова сможем начать гастролировать. Первым делом, конечно же, приедем в Украину. Потому что мы прервали гастроли и не доработали 20 концертов, на которые были распроданы все билеты. Так что у нас есть долг перед украинцами.


Летняя эстрада Сухишвили. Фото: Sukhishvilebi / Facebook
Репетиция Сухишвили на летней эстраде "Такара" в пригороде Тбилиси. Фото: Sukhishvilebi / Facebook


– В Украине на время карантина многих людей отправляли в отпуск, кого-то даже за свой счёт, кому-то урезали зарплату. А вам пришлось идти на подобные меры финансовой оптимизации?

– Мы находимся на государственной дотации. Зарплаты не урезали, потому что, признаться, урезать нечего. Она и так символическая. Раньше существовали в основном за счёт концертов и гастролей. После начала карантина поддержки от госбюджета мы не получали. Сами стараемся выживать.

– А ваши коллеги и знакомые, знаменитости из Америки и Европы, как справляются?

– Всем – не только танцорам, но и певцам, артистам кино – трудно переносить изоляцию, закрытость, необходимость выполнения определенных манипуляций. Артистам, наверное, особенно не повезло из-за пандемии, потому что без публики наша профессия теряет смысл. И всем пришлось вынужденно переходить в интернет. Мои коллеги стараются собирать публику онлайн и зарабатывать. Только этим и спасаемся.

Пока ни одна страна, ни один продюсер не могут дать конкретный прогноз и сказать, когда откроются залы и театры, будет ли какая-то регуляция по размещению людей. Если будет частичная заполняемость, понятно, появятся финансовые сложности. Многое окажется под вопросом, в том числе зарплата артистов и аренда залов. А если подорожают билеты, людям будет сложнее их приобрести, потому что из-за пандемии многие потеряли работу.

У нас в Грузии сейчас некоторые отрасли просто остановились. Туризм не работает, отели пустые, рестораны закрыты, и можно ещё долго перечислять, люди каких профессий оказались в затруднительном положении. Многие остались вовсе без работы. Экономически все страны пострадали.

– Грузия сейчас готовится к парламентским выборам. Чего вы ожидаете и что вас волнует в этой связи?

– Я не очень компетентна в этой теме. Но политика проникла во все сферы жизни, даже искусство не свободно от её воздействия. Каждый человек сегодня должен иметь представление о том, что происходит в его стране и окружающем мире. И я всегда интересуюсь. Конечно, период непростой. Пандемия оказала своё воздействие и на политическую сферу. Это будут сложные и очень важные выборы для моей страны. Ощущается некое состояние хаоса. Оппозиция разделена, много партий, и не совсем понятно, как люди будут выбирать. Правящая партия, которая уже два срока управляла страной, в непростом положении.

Грузия позже других вошла в пандемию. У нас не было такой катастрофической ситуации, как в других государствах. И это играет на руку правящей партии. Но я все равно опасаюсь, что после выборов многое изменится. И эта ситуация с коронавирусом не поможет, а скорее добавит проблем. Посмотрим, как все сложится.

Я считаю это главной фишкой нашего ансамбля – смесь традиций, классики и современности

– Вы уже анонсировали запуск новой программы "Артефакты", живая трансляция которой будет в идти в интернете. Можете рассказать, чего ждать зрителям?

– Мы хотим, чтобы у всех, кто не может из-за пандемии прийти в театры (потому что они закрыты), появилась возможность хотя бы в интернете посмотреть наш концерт. Конечно, это не заменит зала, где люди ощущают заряд, исходящий от наших танцоров, а мы чувствуем энергетику зрителей.

"Артефакты" включают пять новых композиций на электронную музыку. В основе – традиционный грузинский танец. Мы используем старинные движения, которые затем трансформируются в современные, и получается микс. Я считаю это главной фишкой нашего ансамбля – смесь традиций, классики и современности.

ВИДЕО
Программа "Артефакты". Видео: Georgian National Ballet Sukhishvili Official / YouTube

Композиции немного мистические по смыслу, артисты и хореографы используют эмоции по поводу нынешней ситуации во всем мире и нашим искусством выражают свою боль, мысли, сложность положения, в котором мы все очутились.

Мы постарались, чтобы программа получилась несколько отличной от того, что делали раньше, чтобы зрителю было интересно сравнивать. Но мы сохранили дух и импульс зажигательного грузинского танца.

Вторая часть проекта предлагает своеобразный ремикс наших танцев, которые уже широко известны зрителю. Правда, мы их немного по-другому представили, потому что изменился сам формат. Думаю, наш успех как раз и зависит от того, что мы всегда стараемся внести какое-то новшество, но не уходим от народного творчества, на котором основаны все наши программы. Так работали наши предки – дедушка с бабушкой.

– Сколько артистов задействовано в этой программе?

– Учитывая ситуацию, мы уменьшили состав. Вообще, у нас более ста танцоров и 15 музыкантов. В "Артефактах" занято 10 девушек, 20 парней и семь музыкантов.

– Почему такая дискриминация женщин?

– У нас всегда девушек в два раза меньше, даже в традиционной концертной программе. Массовые постановки скорее мужские, когда на сцену выходит 40–50 танцоров. Наверное, это диктует хореография грузинского танца.

– Судя по видеоанонсу, в этой программе вы отошли от традиционного грузинского костюма.

– "Артефакты" – летний проект под открытым небом. Поскольку на улице жарко, артистам было бы сложно работать в традиционной одежде, поэтому я немного стилизовала грузинский костюм, сделала его более свободным. На наших артистах лёгкие воздушные платья и рубахи.

– Вы и дизайном сами занимаетесь?

– Я считаю себя ученицей великого художника и сценографа Соломона Вирсаладзе, который создал потрясающие балеты в театрах всего мира – от La Scala в Милане до Metropolitan opera в Нью-Йорке. Это был гениальный художник, который работал с нашим ансамблем. Я успела с ним поработать как ассистентка. После этого стала сама создавать костюмы для новых проектов и танцев, которые мы ставили последние 20 лет.


Основатели балета Илико Сухишвили и Нино Рамишвили. Фото: tkt.ge
Основатели балета Илико Сухишвили и Нино Рамишвили. Фото: tkt.ge


Хочу заметить, что в этом году исполняется 75 лет со дня создания нашего коллектива и 110 лет со дня рождения его основательницы, моей бабушки Нины Рамишвили. Так что этот год важный, и мы готовим цикл юбилейных концертов. Весь сентябрь будем транслировать их нашему зрителю в интернете. В виртуальном пространстве представим и юбилейные концерты, и новые проекты, и классические постановки, которые многие любят.

Мы с братом Ильей стали продолжателями большого дела, которое наши бабушка с дедушкой начали. Это большая честь и огромная ответственность. Очень важно держать высокую планку, которую они установили, и при этом развивать ансамбль, потому что надо идти в ногу со временем.

Сухишвили – это уже не фамилия, а профессия в Грузии. Мы все одна большая семья

– А вы всегда знали, что унаследуете ансамбль?

– В детстве я об этом не думала. Мы с Илико росли в семье, где танцевали все. И мы тоже. Желание профессионально работать в этой сфере пришло намного позже. Сначала я училась, пробовала себя в разных отраслях – дизайне, сценографии, изобразительном искусстве. Я окончила Академию художеств и собиралась быть художником. А потом вдруг ощутила, что, кроме танца и работы в ансамбле, ничем другим не хочу заниматься. И уже не имело значения, буду я танцевать, делать костюмы или просто заниматься менеджментом.


Фото из личного архива
Нино Сухишвили с бабушкой Нино Рамишвили. Фото из личного архива


Сухишвили – это уже не фамилия, а профессия в Грузии. Мы все одна большая семья. И так случилось, что я нашла себя здесь и занимаюсь делом, которое люблю больше всего на свете. 75 лет наш ансамбль существует, и я с гордостью отмечаю, что он востребован и успешен.

Много десятилетий назад наши дедушка с бабушкой впервые взялись представлять Грузию миру, стали неофициальными послами своей страны. Вместе с братом мы продолжаем это дело семьи – популяризируем национальную грузинскую культуру, нашими танцами, пластикой рассказываем историю страны, её традиции, показываем, что за люди грузины, как живут, с какими проблемами на протяжении веков сталкивались. А это огромная ответственность и большая честь.

Меня радует, что в последние годы на наших концертах стало больше молодых зрителей. Значит, это творчество близко и молодежи во всем мире. Грузия – одна из тех немногих стран, где народный танец остается популярным по сей день. И думаю, главный секрет в том, что мы наши программы стараемся подогнать ко времени и ситуации, работать так, чтобы быть интересными для людей разного возраста.

– Могли бы вы поделиться, какие три главных жизненных урока получили от своей бабушки?

– Нино Рамишвили – без преувеличения легенда Грузии, символ мудрости, элегантности и женственности. Я всегда хотела быть похожей на неё.

Первый её урок, и я стараюсь придерживаться этой формулы в своей жизни: не делай никому того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе.

Она также говорила: это большое счастье в жизни, если ты осознаешь, что выбрал то дело, которое для тебя важно, которое ты любишь и которому хочешь себя посвятить. Если это так, ты состоялся. И к этому надо стремиться.

Ещё один её совет – всегда развиваться и идти в ногу со временем. Нельзя останавливаться. Бабушка часто повторяла, что танец – это не музейный экспонат. Это живой организм, который надо развивать. Бабушка прожила долгую жизнь, но никогда не отставала от времени и мыслила очень прогрессивно. Модернизация всего для неё была важна. Даже будучи в почтенном возрасте, она своими идеями зажигала молодых людей. Молодежь всегда её окружала и хотела с ней общаться. Она для артистов была как мама. Правда, её звали мамида. Так в Грузии называют тетю с отцовской стороны.


Нино Рамишвили. Фото: Sukhishvilebi / Facebook
Нино Рамишвили. Фото: Sukhishvilebi / Facebook


Новаторство началось от них – моих бабушки и дедушки. В том числе благодаря их вкладу грузинский танец прошел быструю эволюцию и стал популярным во всем мире. Они заложили зерно непрекращающегося роста.

Бабушка говорила: "Я чувствую: моя частица есть в каждом танцоре, в каждом поколении". Мы стремимся это ощущение сохранить. Но вместе с этим обязательно развивать полученное наследие. И вышло так, что у нас теперь обширный репертуар. И каждый год, приезжая в Украину, мы привозим новую программу.


Источник: “http://gordonua.com/publications/nino-suhishvili-artistam-navernoe-osobenno-ne-povezlo-iz-za-koronavirusa-potomu-chto-bez-publiki-nasha-professiya-teryaet-smysl-1516577.html”

SOCIAL NETWORK
Иследования
Обзоры
Теги
Поиск
О НАС
  • На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости строительства и недвижимости, новости туризма и новости здравоохранения.

Бизнес-планы
Go to TOP