Loading...

Apple стоит $2 трлн. Cколько вы могли заработать, если бы купили ее акции вместо MacBook или iPhone


Партнёрский пост

Об этом сообщает База компромата

Мы не теряем надежду найти волшебную таблэтку для повышения продуктивности. Где тот секретный рецепт, который превратил Стива Джобса в легендарного автора цитат на бизнес-форумах, а Илона Маска — в будущего Почётного гражданина Марса?

С одной стороны — суперпродуктивные люди, которые пачками запускают стартапы, летают в космос и звучат в СМИ. С другой стороны — адепты Slow Life, которые просто хорошо работают и добиваются стабильных результатов в выбранной сфере. Кто прав, а кто нет? Мы решили не разбираться сами, а устроить диалог двум ярким представителям этих течений.

Вместе с сетью коворкингов BeeWorking устроили дискуссию с Антоном Верховодом, топ-менеджером и инновационным стратегом, и Владимиром Галикой, управляющим партнёром агентства NGN agency. Обсудили, почему нельзя быть продуктивным и всем нравиться, зачем спать днём и что будет, если убрать один рабочий день в неделю.

Проспать жизнь: совы, жаворонки и тюлени. А можно не спать?

Антон Верховодов: Считаю себя жаворонком, потому что мне легко вставать в 7 утра. При этом мой мозг больше сова, потому что 10-11 вечера мне приходит много толковых идей, когда я засыпаю. Врачи вообще советуют ложиться в 22:00, потому что с 22:00 до 06:00 — оптимальное время выработки мелатонина.

Я пытался медитировать, у меня даже подписка на HeadSpace была. Я просто засыпаю во время медитации.

Владимир Галика: Есть же вроде новая типология: волки, львы, жаворонки и совы. Там подвязано к продуктивности, а не только к тому, когда удобнее тебе встать. Мой пик продуктивности наступает довольно-таки поздно. Лучшие мысли, как правило, приходят в 10-11 вечера. Я ложусь в любом случае в 11 вечера в рабочие дни. А будильник стоит на 07:45, но я обычно раньше встаю.

Рабочее место. От чего зависит выбор, и почему офис перестал быть главным?

Владимир Галика: Я в напряженный день могу сменить до 5 рабочих мест. И это ОК. Я уже по дороге на работу в такси могу начать что-то делать. Потом проведу быстро встречу в кафе, поработаю, отправлю имейлы, могу зайти в коворкинг с хорошим интернетом, чтобы порешать задачи, потом приехать в офис. Надо просто понимать свою загрузку и план на день. Тогда будет просто распределить, где ты и что будешь делать.

Антон Верховодов

Антон Верховодов: Я в силу своей размеренности и удачному переходу нашей команды на удаленку провожу только 1 день в неделю в офисе. И мне удалось построить нормальный режим работы дома. Просто офис у меня в UnitCity, а живу я на Соломенке. Пока доедешь, помереть можно.

Я тут как бы играю роль ленивца, но при этом пытаюсь быть продуктивным в пределах 40 часов в неделю.

Владимир Галика: У меня, кстати, 1 день из дома. Он святой, я на него в самых крайних случаях ставлю встречи. Этот день как раз хорошо подходит для больших задач, где тебе надо подумать и где тебя физически не могут никак отвлечь. Это важная продуктивная штука, я планирую всегда заранее, что нужно в этот день поделать. Максимум 3 больших задачи, я их целый день копаю.

Как удалённая работа влияет на продуктивность?

Владимир Галика: Я трекаю продуктивность почти всех сотрудников. Не для того, чтобы их ругать, а как раз чтобы понять, насколько классно выстроены бизнес-процессы. Финальная оценка учитывает скорость закрытия проекта, качество, возврат проектов на доработку и так далее.

С наступлением карантина, когда мы вышли на удалёнку, у нас за первые 3 месяца был рост продуктивности в среднем на 25%. Потом чуть спустился, но когда вышли снова в офис, уровень продуктивности остался на 15% больше, чем до карантина. Не знаю, может сотрудники просто стали меньше на перекуры ходить.

Антон Верховодов: Кстати да, даже для больших корпораций, заточенных на работу с 9 утра до 6 вечера, было большим откровением, что от перехода на удалёнку работа не рассыпалась. И не всегда нужно дрючить людей, чтобы они сидели на своём рабочем месте. Необязательно всем быть в офисе. Мир от этого не развалился, просто немного просела экономика из-за шока от того, что происходило.

Владимир Галика: Это боль, что ты должен быть в 9 утра на работе, потому что председатель правления банка приходит в 08:55, стоит на входе и смотрит, кто опоздал. Очень эффективное занятие для топа с шестизначной зарплатой.

Тайм-трекинг: за и против. Сколько времени тратят на подсчёт времени?

Антон Верховодов: Поскольку у меня аналитический склад ума и желание всё понять, я иногда сильно вдаюсь в детали. У меня даже были попытки расписать на неделю, чем я занимаюсь и сколько времени на это трачу. Но я тайм-трекинг использую чисто чтобы знать, сколько какие задачи времени съедают. Я не планирую так, что мне нужно 45 или 100 часов в неделю быть продуктивным. Сколько я выдавлю из себя — столько и буду.

Владимир Галика: А я вот время трекаю, правда, не постоянно, а 4 раза в год — по месяцу каждый квартал. Выходит 5,5 тысячи часов в год затрекано. Я несколько лет трекал целый год, но штука в том, что нужно ещё отмечать, сколько времени ушло на трекинг.

Я посчитал, что выходит 30-40 минут в день. Если целый год отмечать время, то на саму эту процедуру уходит много времени (такой вот сюр). Выйдет 180 часов в год! Это очень много.

Антон Верховодов: Я постоянно трекаю своё персональное развитие. У меня уже много лет есть Excel-табличка, в которой я записал 3 сферы развития в жизни. Я решил, что хочу минимум 3 часа в неделю уделять каждой из сфер: музыке, лидерству и технологиям/науке.

Поиграл часик на гитаре — записал в таблицу, послушал подкаст про AI — записал. И так я вижу, если где-то недоучиваюсь. Например, если проседаю в музыке, то начинаю думать, как в следующие недели больше времени уделять этой сфере. Но это не означает, что у меня есть цель «150 часов в год по каждой из категорий».

Зачем планировать сегодня то, что будешь делать через год?

Недавно завёл себе Notion, пытаюсь систематично работать со своими задачами. Notion у меня носит больше стратегический эффект. Накидал туда задачи и смотрю — занимаюсь ли я тем, чего хочу, или нет. Выставляю план на месяц и квартал: чего хочу достичь и в каком направлении двигаться. И каждую неделю в воскресенье уделяю полчаса на то, чтобы посмотреть — я делаю то или не то? У меня задачи тормозятся, потому что поменялся приоритет, я в расфокусе или ещё что-то? Если за 3 недели я не взялся за задачу, если уже было 3 переноса, то я её выкидываю. Или нахожу в себе силы сесть и сделать её за полчаса.

Владимир Галика

Владимир Галика: Каждый рабочий день у меня расписан слотами по 15 минут. Правда, это не значит, что я каждые 15 минут что-то делаю, просто шаг такой. За счёт этого я могу посмотреть весь день наперёд и представить, откуда и как я буду делать конкретную работу.

Что делать, если задача стоит, а её никто не делает — отпустить или надавить?

Антон Верховодов: Я работаю в большой корпорации, это мой everyday life. Всех людей очень тяжело собрать на митинге. Но я готов защищать такую позицию. У корпораций есть запас прочности. Условно если ты не можешь несколько недель решить задачу — ничего не развалится. У компании есть ресурсы и подушка безопасности. Главное — не злоупотреблять этим. Поэтому когда видишь, что кто-то отстаёт, то планируешь проекты с запасом времени. Нам всем нужно научиться планировать подушку безопасности, как это делают большие компании.

Владимир Галика: Когда я работал в корпоративном сегменте, то не мог спокойно вынести это всё. Я всегда инициировал жёсткие конфликтные действия, чтобы задачи двигались. И сейчас, если кто-то затягивает задачу, я максимально вывожу это в фокус. Накапливаю большое критическое давление в короткий период времени. Конечно, каждый становится в защитную позицию, поэтому важно делать всё тактично и не токсично. Либо я этот проект остановлю и скажу: «Не делаем пока, будем готовы — вернёмся». Предложу клиенту новый график.

Есть ещё вариант перевести проект полностью на почасовую оплату. Но тогда у клиента начинаются вопросы: «Ребята, почему вы 6 часов потратили на какое-то совещание? Вы же его сами инициировали». Это сильно дисциплинирует, но такое подойдёт не каждой компании.

Поиск правильного отдыха. Можно ли работать по 16 часов без перерыва (и почему нет)?

Владимир Галика: Продуктивность подразумевает, что у тебя должен быть период восстановления. Нельзя просто взять и не спать. Не помню уже, чьё было исследование и насколько оно верифицировано, но там приводилось среднее время сна 200 успешных людей. В среднем это было 6-7 часов. Спишь на час меньше — получаешь дополнительные 365 часов в год.

Антон Верховодов: Я впахиваю, но пытаюсь это делать размеренно. Потому что «мертві бджоли не гудуть». Каждому нужно нащупать персональный баланс между производительностью и выживанием.

В одной из статей на HBR написали классную штуку: залог успеха — не просто соотношение работы и отдыха, а качественное восстановление. Нужно оптимизировать себя на долгосрочный забег. Кстати, как бывший консультант я до сих пор считаю, что поработать до 2-3 часов ночи раз на квартал — очень романтическое занятие. Вспоминается анекдот, хотя я их ненавижу:

«Заметили в офисе консалтинга чувака, который в 6 вечера вставал и шел домой. И так он неделю целую делал: 6 вечера — и домой. А там все до часу ночи сидят. Его приперли к стенке в пятницу и спрашивают: «Что за фигня»? А он отвечает: «Народ, спокойно, у меня отпуск».

Волшебная таблетка или упорная работа над здоровьем. Самолечение или эволюция?

Владимир Галика: Это один из краеугольных камней продуктивности — твой организм. Мы все находимся внутри определенной физической оболочки. Хотя некоторым моим знакомым йогам это не сильно нравится.

Антон Верховодов: Да, поэтому в прошлом году стал спать на час больше: не 6, а 7 часов в сутки. И это сильно повлияло на мою продуктивность.

Владимир Галика: Тут главное трекать все изменения. Ключ к продуктивности — задротство по всем фронтам. У меня есть трекинг сна, кольцо Oura Ring, я постоянно сдаю анализы крови, принимаю разные БАДы. Я знаю, что мне нужно подтянуть, отслеживаю, где растёт продуктивность, а где падает качество сна.

Нужно смотреть на цифры, потому что чувствовать себя можешь классно, а анализ крови будет ужасным. Мы никогда не знаем, где наносим вред, а где развиваем и качаем свой организм.

Антон Верховодов: Я тут не со всем соглашусь. Мы заходим на территорию самолечения, а оно вредно для здоровья. И это такой большой тренд, когда люди себе пытаются затрекать всё, сделать анализы и оптимизировать свой bioperformance, не до конца разбираясь.

Владимир Галика: Можно и с врачом делать, я не против.

Антон Верховодов: Врач тоже не всегда чувствует то, что чувствуешь ты. Например, если человек гипотоник, у него постоянно будет пониженное давление. Он будет измерять давление и думать, что что-то не так, а это банальная генетика.

Владимир Галика: В этой всей истории ещё важно отличить природную лень от надрыва, когда организм отказывается делать что-то себе во вред.

Антон Верховодов: Да, если ты условно в дождь выходишь побегать и тебе как-то не хочется идти — это лень. А если пытаешься заниматься и впадаешь в ступор во время тренировки — это уже сигнал организма. Вот даже в английской футбольной премьер-лиге профессиональные спортсмены гребут ужасные деньги, но у них все равно есть месяц паузы. Они жрут в МакДональдсе и валяются на диване. Нельзя в одинаково эффективном ритме отбегать 12 месяцев подряд.

Я считаю, что лень — двигатель прогресса. Людям лень что-то делать, и они находят, как срезать путь, делать что-то лучше.

Биохакинг по-украински. Волшебная таблетка существует?

Владимир Галика: Очень жду, когда можно будет переехать в какого-нибудь биоробота или хотя бы киборга. Но Илон Маск пока такого не обещал. Так что нужно дожить до этого времени, и биохакерские штучки для такого подходят.

Есть несколько крыльев биохакеров:

  • те, кто максимально давят на продолжительность жизни;
  • те, кто максимально давят на более длительное сохранение продуктивной жизни;
  • те, кто максимально давят на производительность, пусть даже с определённым вредом для организма.

Помнишь статью Сергея Фаге про 200 тысяч долларов на биохакинг? Знаю человека, который потратил намного больше. И он про Фаге такой: «Пф, любитель!». Сейчас человек себе делает протеиновый коктейль, а ему: «О, ты биохакер». Пол-Киева мамкиных биохакеров.

Так вот, у Фаге есть сомнительный выбор препаратов, которые заставляют в определенный момент времени быть сверхпродуктивным, но это отбирает продуктивность в будущем. Например, приходится спать дольше и восстанавливаться. В любом случае не стоит заниматься подбором препаратов самостоятельно.

Антон Верховодов: Согласен. Не нужно заниматься аматорством. Делайте как стартаперы — запускайте пилотные проекты. Прочитали, что омега-3 помогает организму? Попейте рыбий жир несколько месяцев, проверьте, как это работает.

Вот сейчас я пытаюсь отказаться от добавленных сахаров. И вот уже больше трёх дней меня ломает. Думаю, что уничтожу весь мир и всё съем. Дал себе 30 дней на то, чтобы понять, улучшит ли отказ от сахара мою жизнь и продуктивность? Это такой микрошаг, проверенный наукой.

Владимир Галика: Перед тем, как подбирать препараты, таблетки и инъекции, нужно отстроить своё нормальное питание. Без кетодиеты, без углеводного голодания или чередования. Питание чуть ли не по ГОСТу, как в пионерском лагере. Коррекция питания сильно влияет на настроение, поведение и продуктивность.

Я, к примеру, легко отказался от сахара. Не ем его ни в каком виде, только раз в полгода позволяю себе газированные напитки с сахарозаменителями. Мне гораздо сложнее дался отказ от соли.

Антон Верховодов: О, а мне отказаться от соли было легко!

Владимир Галика: Поэтому бросайте вначале то, что легче. Будет такой маленький win, который мотивирует. Легко бросить соль? ОК, а теперь разберемся с тобой, сахар.

Антон Верховодов: Но отказываться не бездумно. Например, полное отсутствие соли в еде — плохо для мышц, особенно если занимаешься спортом.

Владимир Галика: Поэтому надо трекать. Кстати, раз уж зашёл разговор о питании, расскажу — у меня по вторникам пищевая пауза, ничего не ем. И это день максимальной концентрации, могу глубже погружаться в задачу. Вначале оставил просто завтрак, а остаток дня не ел, позже оставил целый день без приёмов пищи. Так что всем, кто хочет попробовать голодание — попробуйте оставить для начала один приём пищи в день. А то можете офигеть от падения уровня сахара в крови, вы просто вырубитесь.

Антон Верховодов: Мне например полное голодание не заходит. Я иногда могу вечером устроить интервальное голодание на 16 часов, потому что вечером мне легче от еды отказаться.

Советы друг другу = over productive slow-life

Антон Верховодов: Так как я бывший консультант, я люблю давать советы. Нужно постоянно следить за состоянием своего организма, чтобы не выгореть. Потому что цена выгорания намного больше, чем мы можем себе представить. И нужно постоянно спрашивать себя, не разрушаете ли вы свой организм оптимизациями.

Владимир Галика: Я бы посоветовал делать одну сложную вещь в день. Такую, которая объективно приведёт к чему-то хорошему. К важному для вас или кому-то, кому вы хотите помочь. И делать это каждый день.

BeeWorking — это сеть коворкингов полного цикла. Там можно не только работать, а и заниматься спортом, питаться здоровой едой и посещать полезные лекции.

Цены для ранних пташек: подписывайте договор с BeeWorking до 15 сентября и получайте скидку 20% на три месяца на любой тариф коворкинга.


Источник: “https://vctr.media/akcii-vmesto-gajetov-45964/”

SOCIAL NETWORK
Иследования
Обзоры
Теги
Поиск
О НАС
  • На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости строительства и недвижимости, новости туризма и новости здравоохранения.

Бизнес-планы
Go to TOP