Loading...

Власть не смогла защитить, а теперь судит: за убийство отца-тирана сыну-подростку грозит 10 лет

13 июля в Каменце начался суд по обвинению 17-летнего Артёма Е. в убийстве своего отца. Обвиняемому Артёму 15 июля исполнится 18 лет. Своё совершеннолетие он встретит в следственном изоляторе.
Власть не смогла защитить, а теперь судит: за убийство отца-тирана сыну-подростку грозит 10 лет
Фото из соцсетей
26 февраля парень несколько раз ударил топором по голове своего отца. От полученных травм мужчина скончался 10 апреля в районной больнице. По версии обвинения, мотивом убийства стали «сложившиеся на протяжении длительного периода времени личные неприязненные отношения» сына к отцу, передает tut.by

«Умрешь маленьким»

Семья Артёма жила в многоквартирном доме в городе Высокое. Артём единственный ребёнок. Мама Наталья и отец Валерий в браке были 18 лет. Она работает продавцом, он был грузчиком на частном предприятии в Бресте.
У Валерия это был второй брак. С первой женой они развелись после того, как он её сильно избил. Женщина выписалась из больницы, забрала маленькую дочь и уехала к родственникам. Ни первая жена, ни дочь отношений с Валерием не поддерживали.
Отец Артёма работал в Бресте посменно: два через два. В рабочие дни он был трезв, в выходные выпивал. По словам Артёма, запои отца могли продолжатся неделями. На работе ему ставили прогулы, но не увольняли.
— С отцом у меня были ужасные отношения. Ужас был в том, что он постоянно выпивал. А когда выпивал, становился агрессивным и искал конфликты, — рассказал обвиняемый.
В состоянии опьянения Валерий орал, ругался и оскорблял жену и сына. По словам Артёма, они с матерью жили в постоянном страхе. Отец по несколько раз за ночь врывался к ним в комнату, включал свет и орал: «Подъем!».
С этого начинались ночные скандалы. Валерию не нравилось, что в доме был беспорядок. Он требовал сделать ему другой ужин, нарезать закуску, отправлял сына на улицу наколоть дров или принести воду.
— В доме были постоянные крики. Я мог быть в спальне, а он придёт и начнёт кричать. Запои длились по несколько недель. Он мог два дня пить, 2 дня ходить на работу, потом опять два дня пить, — поделился обвиняемый.
По словам Артёма, в такой атмосфере прошла вся его жизнь.
— До 12 лет я считал, что такое поведение отца — это нормально. Потом, по рассказам друзей, понял, что это ненормально. Он постоянно кричал, матерился, размахивал руками. Часто матерился в мой адрес и в адрес мамы. Были выражения: «Умрешь маленьким». (…) Я старался не обращать на него внимания. Он покричит, я помолчу — и всё, — рассказал судье обвиняемый.
— Плакали? — уточнила судья.
— Когда стал постарше — нет.
В пьяном угаре отец мог поднять на Наталью руку. Однажды папа разбил маме нос. В другой раз держал её в шкафу. Бывало, что Валерий просто начинал метать кухонные ножи в стену забавы ради. Когда Артёму было 12 лет, папа ударил его кулаком в живот.
— Каждое «выступление» отца вызывало у меня страх, что он сделает что-то мне или матери. Я в такие моменты старался не «отсвечивать». Присутствовать, но «не отсвечивать», — рассказал Артём.

«Все, я убил его»

Любимой забавой пьяного отца были инсценировки самоубийства. Когда сын с женой его игнорировали, чтобы лишний раз не провоцировать, Валерий ставил в центр комнаты стол, вешал на люстру тонкую веревку и обещал повеситься.
Происходило это часто. По словам потерпевшей бабушки, только у неё одной на чердаке лежит «штук пять сорванных люстр». Один раз Валерий попробовал повеситься на ремне. Когда ремень не порвался под его весом, мужчина сам достал голову из петли. Были и две показательные попытки утопиться. Обе неудачные.
Артём уверен, что все это папа делал для того, чтобы привлечь к себе внимание:
— Он ставил стол посреди комнаты и говорил: «Я вешаюсь». Он так часто говорил. Это все было показухой. Когда он начинал двигать стол, мы сразу уходили. Он так привлекал внимание. Если не реагировать на него в такие моменты, он успокаивался.
В 2019 году после пьянки отца Артём ушел жить к своей бабушке Владимире Евгеньевне — маме Валерия. С ней он прожил до лета, а потом вернулся домой, так как боялся за маму.
Наталья в милицию на мужа не жаловалась — не видела смысла.
— Один раз пожаловалась. Проблему это не решило. Только добавился ещё один повод для скандалов, — объяснил Артём.
В суде обвиняемый пояснил, что убить отца он решил 25 февраля. В тот день Валерий, как всегда, пришел домой пьяный. Артём с мамой в то время уже спали. Отец ворвался в их комнату около 22.00, включил свет, проорал «подъем!» и начал скандалить.
— Я понял, что либо его [убью], либо себя, — рассказал Артём.
На следующий день отец опять пришел домой пьяный. На часах было около 18.00. Поводом для очередного скандала стало то, что Наталья и Артём не убрали вовремя следы ночной попойки Валерия.
— Около часа отец орал на мать. Я сидел в спальне в наушниках, смотрел сериал по мобильному. Когда он закончил, я вышел из комнаты и посмотрел на него. Он спал на диване, — рассказал обвиняемый.
По словам Артёма, он посмотрел на спящего отца и на него нахлынуло чувство страха. Парень ушел на кухню, взял нож. Лезвие было тупым, и Артём пошел в сарай. Там он взял топор, вернулся в квартиру и нанес несколько ударов Валерию по голове.
После этого парень пришел к маме и спокойным голосом сказал: «Все, я убил его». Наталья вызвала скорую, а сын позвонил в милицию. Приезда наряда Артём ждал во дворе. В суде он признал свою вину в полном объёме.
— Я раскаиваюсь, — сухо ответил на вопрос гособвинителя Егора Кронды Артём.

«Лучше меня посадите, чем его»

На первом судебном заседании присутствовала мама Валерия Владимира Евгеньевна. Она в деле проходит потерпевшей. По словам женщины, отношения с сыном у неё были сложные. Он, в отличие от внука Артёма, редко её навещал.
Кроме того, некоторое время назад Валерий украл все её сбережения, которые она долго откладывала на покупку домового котла. Деньги сыну понадобились для того, чтобы выплатить кредит за мобильный телефон, который на него оформил знакомый.
— Пострадавшая здесь не я. Пострадавший — мой внук, — плакала в суде Владимира Евгеньевна: — 18 лет терпеть эти издевательства. У меня сын за год 1−2 раза был. А внук каждый день приходил. (…) Я два года собирала деньги на котел по копейкам, а сын влез в какую-то аферу, какой-то кредит на него повесили, и с него через суд стали требовать деньги. Мне как раз на котел уже хватало, я открываю [тайник, где хранились деньги], а там пусто. Пришел Артём, сказал: «Бабушка, не плачь. Я заработаю, и мы поставим тебе котел».
В милицию о краже денег женщина не сообщала. Боялась, что сын будет мстить ей, невестке и внуку.
По словам Владимиры Евгеньевны, сын её два года отслужил в Афганистане, а потом в Чечне.
— Их в Афганистан шестерых отправили. А вернулся он один. Как из Афганистана пришел, так вообще ненормальный стал, — поделилась женщина.
Бабушка рассказала, что Артём очень хорошо учился и мечтал получить высшее образование. Средний балл его аттестата был 8,3. После школы он поехал в Брест поступать на биофак Брестского госуниверситета. На бюджет не прошел, так как плохо сдал тестирование, а на платном он не мог учиться из-за финансовых сложностей.
Артём переподал документы в брестский медицинский колледж на фельдшера, но и там на бюджет его не взяли. Подросток вернулся в Высокое и поступил в местный сельскохозяйственный колледж. Здесь он и учился вплоть до задержания. Учился хорошо, был старостой группы.
Владимира Евгеньевна сообщила в суде, что её сын покупал водку канистрами по пять литров. Ставил её в холодильник и уходил в запой.
О том, что происходило в семье, бабушка знала. Когда Валерий был особо агрессивен, Наталья с Артёмом прибегали к ней домой. Они запирали дверь на замок и ждали утра. По словам Владимиры Евгеньевны, сын часто приходил к её дому, орал на улице, требовал отдать ему жену с сыном и швырял камни в окна.
— Он (Валерий. — TUT.BY) был бешеный. Он хуже фашиста. Я входные двери заматывала на веревку, чтобы он к нам не пришел. (…) Лучше меня посадите, чем внука. Сколько мне там жить осталось… Как он учиться хотел… В таких условиях, в каких он жил, никто бы не смог учиться…
На вопрос о том, какое наказание следует назначить обвиняемому, Владимира Евгеньевна попросила о снисхождении:
— Я без него вообще пропаду. Господи, прошу, не судите его строго. Сколько он всего пережил…

«Либо придёшь сейчас сюда, либо я вернусь и вас поубиваю»

Мама Артёма — гражданка Украины. В Беларуси у неё вид на жительство. В суде она рассказала, что в милицию на мужа не жаловалась, так как боялась мести. Шесть лет назад, когда соседка вызвала на Валерия милицию, Наталья оказалась «крайней».
В тот раз к соседке приехали родственники с годовалым ребёнком. Родители оставили малыша на дневной сон, а сами пошли помогать с ремонтом. Пьяный Валерий заметил коляску под окнами и решил повзрывать петарды.
Когда ребёнок просыпался от хлопка, родители выбегали на улицу, успокаивали малыша, убаюкивали, укладывали спать, делали соседу замечание и уходили работать дальше. Валерий дожидался, пока взрослые уйдут со двора, и поджигал очередную петарду.
— После четвертой-пятой петарды, когда просьбы вести себя потише не возымели успеха, соседи вызвали участкового, — рассказала в суде Наталья.
Валерия забрали в отделение, оформили протокол, три дня он провел в изоляторе, а потом отпустили.
— Он пошел к друзьям. Оттуда он мне позвонил и сказал, что видел, как я подписывала протокол опроса, как свидетель. Говорил с посылом: «Все, с…, берегись, ты попала. Либо придёшь сейчас сюда, либо я вернусь и вас поубиваю». После этого случая обращаться в милицию желание пропало, — поделилась мама Артёма.
На вопрос прокурора, могла ли Наталья уйти от мужа, она сказала, что такой возможности у неё не было.
— А куда я уйду?! Мои все родственники живут в Донецкой области Украины, где военные действия. (…) Да и в Украине я никому не нужна. Если уезжать, то нужно менять город, область, страну. Этого не получилось бы по финансовым причинам, — объяснила Наталья.
По словам женщины, переезд к Владимире Евгеньевне или на съемную квартиру проблему бы не решил. Валерий преследовал бы их везде, куда бы они ни поехали.
Мама Артёма попросила суд не наказывать сына строго:
— Прошу о снисхождении для сына. Ему и так досталось. Может быть, я должна была быть старше, умнее, предотвратить ситуацию, забрать сына. Бог с ним… Жили бы в каком-то шалаше, сарае. Но не было бы этого всего…

До 10 лет лишения свободы

Если вина Артёма будет доказана, ему грозит до 10 лет лишения свободы. Такое максимальное наказание предусматривает уголовный кодекс для лиц, совершивших особо тяжкое преступление в возрасте до 18 лет.
Рассмотрение уголовного дела продолжится в суде Каменецкого района.

Об этом сообщает DEDAL


Источник: “https://belaruspartisan.by/life/506034/”

SOCIAL NETWORK
Иследования
Обзоры
Теги
Поиск
О НАС
  • На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости строительства и недвижимости, новости туризма и новости здравоохранения.

Бизнес-планы
Go to TOP